про работу и людей
отзывы сотрудников, столкнувшихся с SVLK до «судьбоносного карантина»
На публикацию о трудовом конфликте в секонд-сторе SVLK откликнулись бывшие сотрудники, которым также задерживали или вовсе не выплатили зарплату.

Молодые люди рассказали историю SVLK, описали свои взаимоотношения с владельцами магазина и причины увольнения. Очевидно, подобное обращение с работниками для SVLK было обычным делом и раньше.

Леонид

По просьбе молодого человека имя изменено — прим. ред.

Я пришёл в Svalka [впоследствии ставшей SVLK прим. ред.] августе прошлого года. Брали как помощника Бориса. На то время Борис пришёл в Svalka по просьбе Татьяны. Чтобы вывести бизнес из жопы.

На тот момент у Svalka было два актива. Магазин в «Доме культур» и магазин в Измайлово. Магазин в Измайлово был формально оформлен на Таню [Сорочинскую, нынешнюю владелицу SVLK — прим. ред.]. Её ИП, к ней приходили все деньги и т.д. На ООО «Свалка» были зарегистрированы товарные знаки и ещё что-то. Но по сути деятельность там не велась.

Магазин в «Доме культур» был оформлен на Баринского [Алексей Баринский, основатель проекта «Svalka» прим. ред.] и его партнёра, и магазин был убыточным. И этот магазин тянула Таня. Из её выручки платили з/п ребятам и т.д. А зарплаты там были огромные. Например, Ева, которая была CEO, получала 160к, финансовый директор (который наделал ошибок) получал 120 и т. д. В один момент Борису это надоело и мы просто формально отделились от Svalka. Работали сами и т. д. Соцсети особо не были нужны.

И он поехал делать свалку в Израиль. Там дела не пошли. И он вроде как вернулся в Россию. За долги отдал Свалку и все права на неё. Как я понял, управление взял на себя Николай Носов [первоначально совладелец, теперь владелец Svalka на Шоссе Энтузиастов — прим. ред.]. Поэтому и появилась вторая Svalka. Вернее, оригинальная. Мы до декабря работали спокойно. Потом начались проблемы. С сайтами и т. д. В итоге соцсетей не стало, и пришлось развивать свои. [примерно в это же время Svalka в Измайлово стала SVLK — прим. ред.] Начались проблемы с деньгами и т. д. Выручка упала и магазин почти работал в ноль.

Про Бориса. Человек тяжёлый и часто переходит черту. Может спокойно оскорбить. А может сам обидеться и уехать с работы. Он не предприниматель. Все его попытки бизнеса плохо заканчивались. Он хороший финансовый директор. И был вроде как финдиректором какое-то время в Летуаль. Но из-за своего характера почти не слушал других, а, можно сказать, развитием магазина занимался он. Таня больше занималась текучкой.

Борис вывел магазин из минуса 500к за 2 месяца. Но это был максимум. Дальше развивать он фактически не дал. В январе мы должны были делать ребрендинг и рассказать всю историю про Баринского. Но Татьяна решила, что другая Свалка скоро развалится и они снова смогут стать Svalka. Поэтому переименовали только Д-ебошь в Панч.

По поводу з/п. Согласен с ребятами. Понимаю и Таню с Борисом. Но это их ответственность — платить з/п. Все работали в серую. Документов никто не подписывал. З/п выдавали каждую неделю. Обычно по вторникам. Всегда по-разному. Могли сразу дать много. А могли и 5000. Стабильности точно не было. Каждую неделю была надежда на хорошие выходные. Борис был готов не дать людям деньги, но заплатить за аренду. Он считал это первоочерёдным. С людьми он расставался легко.


Почему вы ушли без выплаты зарплаты?


Мы с ними договорились на некую удаленку. За оплату 0,5 от прежней з/п. И часть задач я не закрыл. Потому что нашёл новую работу и был уже занят. Так что, наверное, сам виноват, ну и ругаться не хотел. Заработать всегда смогу. А ребят поддерживаю, и я был немного в другой ситуации.
Екатерина

Всем интересующимся доброго времени суток. Меня зовут Екатерина. В 2019 году я была частью команды Svalka [в процессе работы Екатерины проект стал называться SVLK — прим. ред.] в совокупности примерно около полугода. Эта работа была для меня любимым делом, а ребята, которые до конца топили за это местонахождение и оказались сейчас в таком отвратительном положении, — моей семьёй. Я чувствую личное оскорбление за работников магазина, получивших за свой тяжелый труд такую мерзкую ответку, и, как свидетель и жертва этого недобросовестного работодателя, дополняю статью своей историей. Я пришла в проект в конце июня 2019 года и до сентября проработала практически без проблем, кайфуя от очень атмосферного и идейного места и творческого коллектива.

С начала осени к нам через старших продавцов начали поступать упрёки от начальства в том, что мы абсолютно не работаем на продажи и весь день отдыхаем. Претензии эти смотрелись довольно странно, т. к. что сотрудники зала, что сотрудники склада перерабатывали поголовно: оборот вещей был неподъемный, покупателей, особенно на различных мероприятиях и акциях (на которых магазин поднимал очень солидные выручки), уйма, проект процветал и без работы никто в течение дня не стоял (а если кто и косячил в этом — законно получал от старшего и шел выполнять дневной план). Особенно странно это выглядело на фоне того, что начальство залетало всего несколько раз в неделю, запиралось в кабинете, шумно обедало в ближайших кафе и уходило вечером, мельком оглядывая, что делают вымотавшись к закрытию сотрудники. По большей части в то время никакого погружения в дела от них мною лично (имхо, конечно же, но всё же) замечено не было.

В конце августа нам начали задерживать зарплату. Без извинений и пояснений нас ставили перед этим фактом, причем не лично, а через старших, туманно обещая выплатить деньги когда-то там. На фоне такого поведения начальство вместо более лояльного отношения продолжало засыпать работников еще более строгими требованиями, угрожать штрафами и суточными планами, учётом вещей (намекая на воровство среди сотрудников), сокращением штата. В том, что нам не выплачивают зарплату, винили нас же, мол, бюджета нет таких лентяев кормить (это при том, что на продавцов возлагали обязанности по инстаграму и интернет-продажам, что отнимало очень много времени и порождало конфликты в коллективе).

В конце концов это привело к тому, что в 20-х числах сентября, после собрания (на которое никого, кроме старших продавцов демонстративно не пригласили), где, вместо решения вопроса с выплатами, опять же, начали снова поносить работу ребят и выражаться в стиле: «Вас здесь никто не держит. Не нравится — дверь открыта», в течение двух недель массово уволился почти весь штат сотрудников (около шести человек, включая и меня).

Это был очень стрессовый период, фактически распалась семья, каждый, кто ушел, искренне любил это место и болезненно переживал этот конфликт. Через какое-то время уволившимся сотрудникам частями выдали долги. Для меня же история на Свалке [уже ставшей SVLK — прим. ред.] не закончилась окончательно. Не справившись с эмоциям, я довольно скоро вернулась, искренне надеясь, что вместе с новой командой удастся начать с чистого листа. Надежды не оправдались от слова совсем. Если до этого момента проект был практически на самообеспечении и держался на плечах старших продавцов, то тут за дело взялись мастера-предприниматели Татьяна и ее матерый отец Борис. На моих глазах они полностью своим грубым хирургическим вмешательством убили изначальную суть проекта, думая только о том, как наварить побольше денег из ничего (потому как товар по сути поступал на склад безвозмездно). Вместо благотворительного и экологичного магазина, рая для коллекционеров, студентов-художников, фотографов, олдов, которые ностальгировали, играя в марио на автоматах, места, где царило творчество, куда приходили сотрудничать со своим кастомом начинающие дизайнеры, все съехало в низкопробный скучный секонд с претензией на эксклюзивный стрит фешн стор. Видимо, Таня чувствовала себя хозяйкой модного бутика в каком-нибудь Метрополисе, но реальность была такова, что внесенные ею идеи по смене формата никто из покупателей не оценил. У нас начали сильно падать выручки, большая часть постоянных клиентов были недовольны экспериментами. После одной вовремя полученной зарплаты история начала повторяться в еще более неприятных масштабах. Стажеры протекали, как песок сквозь пальцы, никто надолго не задерживался, кто-то по инициативе начальства, а кому-то хватило ума уйти сразу. К нг совсем стала плачевной ситуация, в том числе и для меня. Готовясь принять на себя обязанности старшего, я намного больше узнала об отношении начальства к сотрудникам и, мягко говоря, опешив от степени лицемерия и мерзости, приняла окончательное решение уйти. 22 декабря состоялась zero waste ярмарка на территории Хлебзавода, я вышла на эту точку и провела в холодном ангаре целый день. Я тогда много болела и часто работала с температурой (нас обещали обеспечить теплом, но к моему уходу этого так и не произошло и мы работали в диком холоде), нервы и плохое питание из-за отсутствия денег окончательно пошатнули мой иммунитет. 23 на работе у меня снова поднялась температура и это был мой последний день на Свалке. Неделю провалявшись в общаге с 38.6-39 без возможности даже уехать, я довела ситуацию до критической и в итоге оказалась в больнице с воспалением легких. Даже тогда Таня, после моего обращения к ней с просьбой выплатить хотя бы что-то, потому что мне элементарно не хватало на еду и лекарства, умыла руки, сделав вид, что очень сожалеет, но ничего поделать не может. Зато в мой день рождения она меня торжественно после этого всего поздравила)


Остатки зарплаты мне выплатили уже после выздоровления. Даже несмотря на то, что у всех ребят было очень тяжелое положение, ведь их тогда оставили абсолютно пустыми перед нг (при этом вынудив работать и в праздники), они поздравили меня с днем рождением и прислали денег. В это время Таня пряталась по кабинетам и игнорировала вопросы и делала вид, что все нормально и она сама в таком же положении, как и ребята.
Так что никаким карантином оправдать тот пиздец, который произошел, нельзя. Весь проект держался только благодаря ребятам, которые шли на огромное самопожертвование, благодаря им и вопреки усиленным попыткам Тане, Борису и их подружкам развалить проект. Я бесконечно уважаю весь коллектив, это самые честные и старательные ребята, которых мне только приходилось встречать.
Дмитрий

Здравствуйте! Хотел бы рассказать о своём опыте работы в SVLK на Измайлово. Я пришёл работать туда в декабре 2019 года. Поначалу было всё прекрасно, меня хорошо приняли, платили каждую неделю как стажёру. После моего испытательного срока начали выясняться некоторые подробности работы в этом месте. Во-первых, как только я туда пришёл, старенькие продавцы сразу начали рассказывать мне о том, что SVLK периодически задерживает з/п сотрудникам. Во-вторых, после и во время моей стажировки стали задерживать з/п и мне. Даже за стажировочные дни з/п переносили на недели. В итоге в рабочем процессе у меня уже начал вырабатываться стресс, безденежье. Да и не только у меня, все продавцы, которые меня окружали, обсуждали эту тему. Всем было тяжело, но не каждый сможет вот так просто взять и уйти. У кого-то есть определённая привязанность к этому месту.

На самом деле ребята отдавали себя и всячески хотели помочь, потому что все видели потенциал. Все входили в положение начальства, даже я, проработав там около месяца. Мне очень нравилась Татьяна, но все мы туда приходим в первую очередь работать! Отдавать свои силы и креативное мышление за финансовый фитбэк. Когда же я лично перестал получать финансовый фитбэк, понял, что так не может продолжаться, но конфликтовать нет смысла, так как ситуация ещё ухудшится и никто не давал мне гарантий, что мне вообще отдадут мои деньги. Я по-хорошему написал Татьяне, что такая ситуация меня не устраивает, мне нужна стабильность. Мне выплачивали оставшуюся сумму в течение месяца, я уже там не работал. Я так понимаю, что мне ещё повезло, так как сумма моей з/п была небольшая. На самом деле я надеялся, что этот проект учтёт свои ошибки, и в будущем таких ситуаций не будет. Но в свете последних событий и решил рассказать и о своём опыте, так как я на стороне продавцов, которые остались без денег. Я хочу показать, что такие проблемы начались ещё задолго до карантина, я этому свидетель.
Елизавета

По просьбе девушки имя изменено — прим. ред.

Это было примерно 1,5 года назад. Мы пришли работать на Свалку с подругой. Подругу брали как начальника склада, меня просто как человека, который перебирает склад. Месяца 2–3 мы проработали. Был ещё Лёша Баринский, а «прекрасная» женщина Татьяна была директором тогда.

Обещана была одна зарплата, зарплата выплачивалась по минимуму. Потом часть отработанных дней вообще не была оплачена. Когда я начала поднимать конфликт, то просто послали куда подальше меня и подругу уволили, из-за того что мы с ними поругались. Подруга была начальником склада, её просто удалили из чата и пост-фактум поставили перед фактом, что, мол, ты уходишь.

Чистой воды мошенники, которые не сдают на благотворительность и позиционируют себя как благодетелей... Никаких там переработок [вещей] нет.
© Журнал «СИЗИФ OF ТРУД»‎
О нас
Интервью
Написать нам