про работу и людей
«Вы себя не окупаете»:
разговор Начальника цеХа
с рабочими
В рабочем коллективе небольшого
химического производства, работающем на нефтепромысловую отрасль, недовольство уровнем заработной платы и условиями труда постепенно вылилось в намерение сотрудников написать коллективное письмо на имя генерального директора. Об этом был оповещён пожилой начальник цеха, который пришёл к рабочим в раздевалку в обеденный перерыв «тушить пожар» — не допустить попадания письма к руководству компании, прикрыть себя от недовольства сверху и подавить недовольство снизу в зачатке. Разговор был записан на диктофон мобильного телефона одним из аппаратчиков.

Начальник цеха: Ребята, думаю, не вредно вам прослушать информацию о том, что выделена определённая сумма денег. Вчера была коллегия департамента экономического развития. Около пяти миллионов на развитие производства в здании технологии получения целлюлозы. Сюда в первый период входит разработка проекта, во второй — закупка из Арзамаса установки для гранулирования брикетов этого продукта. Хотели выделить деньги на резервуары, закупку центрифуги и сушилку. Это один момент.

Другой момент – хотел бы сказать, что такое сообщение, видимо, я буду делать ежемесячно. По итогам месяца изготовили 47 тонн 667 килограмм ингибиторов различных марок и отгружено, учитывая остатки на первое число, 74 с половиной тонн готовой продукции. Того количества продукции, которое мы с вами изготовили и отгрузили, фактически недостаточно для покрытия всех наших затрат. Наши затраты набираются из таких статей: стоимость сырья и материала плюс заработная плата, которая составляет около полумиллиона, нашего с вами коллектива, около семнадцати человек...

Вы скажете, что мы получаем всё-таки мало, так ведь? Но сюда ещё входит большое количество отчислений: в пенсионный фонд, в налоговую инспекцию, фонд накопления по вредности — всё это входит в фонд оплаты. В общей сложности приличная сумма набирается. Сто пятьдесят тысяч от нашего коллектива отчисляется на все эти организации! Я на следующее собрание бумажку возьму, сколько процентов, какое количество перечисляется данным организациям. Плюс сюда входит холодная вода и электроэнергия. В данный момент это составляет около 30000 кВт в месяц. Константин Иванович [старший мастер — прим. ред] насчитал в этом месяце 24 тонны, и если учесть, что мы не бюджетная организация и находимся на хозрасчёте, то мы должны себя кормить и содержать. Раньше мы находились в бюджете, так ведь?

В данный момент, товарищи, мы себя не окупаем. Мы себя окупаем только тогда, когда выпускаем 120–150 тонн продукции! Тогда себестоимость продукции по нашему зданию составляет около семи с половиной тысяч, а в данный момент — от 18 до 20 тысяч. То есть мы живём на дотации…

Много зависит от нас! Мы до сих пор не научились регулировать расход воды, не научились, допустим, регулировать расход электроэнергии. Я всегда привязываюсь к вакуумному насосу. Уж не говорю о том, какой расход воды на охлаждение реакторов — вовремя включить, вовремя отключить... Насос будет работать одинаково и если вы откроете задвижку полностью, и если вы откроете её на два оборота, но в первом случае это чревато перерасходом: будет он тратить 30 кВт электроэнергии в час, во втором случае это выльется в каких-то 10 кВт в час... Или взять те же лампочки. Ведь у нас около трёхсот лампочек по 150 Вт каждая! Если мы все включим — сколько это получится? Посчитать не трудно. Вот вся эта мелочь и накапливается… Или же трата идёт за проходные [обслуживание пропусков на территорию завода – прим. ред.] — мы плотим, что сегодня дождь пошёл на крышу – за это тоже плотим… Н-да… А как вы хотели-то?!
Аппаратчик Алексей: Про дождь я что-то не понял...
Начальник цеха: Что в ливнёвки уходит вода с асфальта. Сколько крыш есть и сколько уходит, подсчитали уж давно. За все мы плотим!
Аппаратчик Алексей: Крыши худые у нас, в ливнёвку не сливаем.
Аппаратчик Ильнур: И ливнёвки нет, по-моему...
Начальник цеха (отмахиваясь рукой): За всё плотим! Поэтому с точки зрения экономии здесь нужно подойти со всем умом. Особенно технологу при своей работе. Нужно открыть в «рубашку» холодную воду [«рубашка охлаждения» — регулируемая система охлаждения, расположенная вокруг химического реактора — прим. ред.], отрегулировав расход её, чтобы температура была нормальная… Мы тем самым приносим себе ущерб, мы сливаем свои, вы понимаете, свои деньги в канализацию! Или я должен вас подтянуть или кто-нибудь другой.
Аппаратчик Алексей: То есть расход воды вычитается из общей суммы на зарплату?
Начальник цеха: Нет, он входит в общую зарплату, на сумму затрат, которые я вам недавно перечислял — электроэнергия, вода, зарплата, спецодежда и тому подобное... Расход воды, содержание арендодателя и дороги. Всё это мы плотим. Этот тариф у нас есть, если кому интересно, в следующий раз принесу эту чёртову бумажку, уж говорил.

Это одно… Я слышал, у вас тут возник вопрос, что вы недополучили зарплату за прошлый месяц. Я вам вот что скажу. Я получил сегодня данные у бухгалтерии, зарплата всем начислена правильно.

Ваш оклад состоит из чего? Оклад по рабочим дням. Сколько рабочих дней отработали — от этого и зависит. Плюс доплаты за вредность, доплаты за молоко, доплаты за ночные. Кстати, хочу сказать, что мы аппаратчикам и мастерам платим «ночные», хотя вы ходите в первую смену. Потом размер премии, который устанавливается в зависимости от плана… Всё это вам начислено правильно.

Я не буду перечислять, как и кому начислили. Кого интересует этот момент — подходите ко мне. Я юридически не имею права объявлять вашу зарплату каждому, это запрещено законом…

Слышал, что вы хотели идти к директору. Я вот что скажу вам. С директором у меня неоднократно были разговоры и с заместителем по финансово-экономическим вопросам тоже. У нас есть договор ОАО с каждым, периодически производится индексация затрат. Тех затрат, которые каждый день, каждый вечер, допустим, растут. Не нам, так гос. органам — налоговой инспекции, пенсионному фонду. Этого вы не замечаете, так ведь?

А у завода лишних денег, чтобы резко поднять вам зарплату, нет и не будет, видимо. По той простой причине, что стоимость сырья... По одному хотя бы, давай, проследите! Амин [органическое соединение, производное аммиака — прим. ред.] — когда мы начали с ним работать, стоил 18 тысяч рублей тонна. Щас он стоит 68 тысяч тонна. А себестоимость продукции, которую требуют от нас нефтяники, осталась на том же уровне. То есть прибыль несколько меньше.

Я в связи с этим хочу сказать... Я разговаривал с директором, он мне сказал, что они постепенно, если, конечно, будет возможность, будут увеличивать план. А в то же время деньги надо зарабатывать самим. Я ещё раз повторяю, мы находимся на хозрасчёте, просто так от директора ждать бесполезно. Идти к директору… Я не знаю, кто вас настраивает. Тот человек, который настраивает вас на коллективное письмо, я считаю, враг вашего, нашего производства.

И второе. Эту обиду взял на себя я. Я непрерывно беспокоюсь о вас, так ведь? Хожу к директору ежемесячно. Я полагаю, тот, кто вас наталкивает, в корне неверно решил вопрос.

Я ещё раз скажу: зарплаты, которые в данный момент есть, начисляются по закону, правильно. Искать какие-то моменты увеличения за выполнение каких-то работ надо, будем решать персонально, с каждым человеком в конкретном случае.
Аппаратчик Денис: Один вопрос...
Начальник цеха: ...Второе. Я правильно сказал, что у кого есть сомнения, приходите ко мне. Каждый. Индивидуально.
Аппаратчик Денис: Сомнений нет в том, что правильно или неправильно начисляют. Просто, знаете, нет стабильности. Если я, допустим, в том месяце получил 18 тысяч, то в этом месяце я даже 14 не получил.
Начальник цеха: Ну, на этот вопрос...
Аппаратчик Денис (перебивает начальника): Это мои проблемы, но тем не менее: семь триста ипотека, четыре тыщи квартплата. Я вот 11 тыщ потратил только вот на это. И осталось у меня три тыщи. Просто от безысходности эти вопросы задаю…
Начальник цеха: Посмотрим. Но! Товарищи, понятно, вы здесь работаете, договор составлен, вы имеете право потребовать свою зарплату. Но! Скажу тебе, если вас ваша зарплата не устраивает, не надо подговаривать кого-то ещё, чтобы коллективно идти куда-то. Ищите в другом месте зарплату, которая вас устраивает. Не надо подговаривать коллектив и тому подобное. Или приходите говорить. Первоначально вас уже отговаривали, когда кто-то вас подговорил. Правда, я знаю уже почти, кто это. Не надо так работать.

И знаете что? Директор тоже обо всём знает и будет идти нам навстречу во всех этих делах. Так что ходить с коллективным письмом, ну, я не знаю… Вот у каждого есть свой договор, решайте сами по этому вопросу.

Какие, значит, планы до июля месяца: заказ небольшой, сейчас будем готовить около десяти тонн ингибиторов и около десяти тонн растворителя. Поэтому я объявлю, сколько у вас осталось отпусков на сегодняшний день, надо их использовать. Директор выслал приказ о том, что отпуска надо вовремя использовать…
(Перечисляет фамилии и количество дней)
Вроде у меня всё. Есть у кого вопросы?
Аппаратчик Денис: Да, вот вы щас сказали, что мы деньги должны зарабатывать сами. Каким образом мы это будем делать, если нам работу не дают? Вот интересно.
Аппаратчик Ильнур: Ещё один есть. То есть до лета ждать минимальных зарплат?
Начальник цеха: Они нам работу дают, фактически так и будем заниматься выполнением того плана, который был. Второе — будем заниматься перевалкой грузов. Как можно заработать, пока ещё не ясно. Понимаете, фактически все эти планы на большие заказы мы выполнить не можем по той простой причине, что у нас нету железнодорожной платформы. Думаю, ту сумму зарплат, которую вы получаете сейчас, в данный момент, удастся сохранить, а увеличения дальнейшего пока ожидать не приходится.
Аппаратчик Алексей: А вот то, что мы сливаем? Это как-то оплачивается отдельно или нет? Вот эти цистерны по 22 тонны, отгрузки-погрузки [речь идёт о дополнительной тяжёлой физической работе на открытом воздухе, не входящей в основные обязанности мастеров смен и аппаратчиков на данном производстве — прим. ред]
Начальник цеха: Понимаете, мы взяли расценки другого завода, сколько стоит одна бочка перекатом на 20 метров, на 50 метров, с погрузчиком и тому подобное. Если перевести на эти деньги, выйдет, что вы заработаете копейки.
Аппаратчик Ильнур: Нет, я имею в виду, что если план маленький, получили зарплаты маленькие, а то что…
Начальник цеха: Такого пока мы не наблюдаем! Фактически вам говорится, что мы сидим на дотациях, фактически тот уровень зарплаты, который у вас есть, платится по принципу – оклад ваш плюс премия, плюс вредность, плюс ночные, плюс оплата за молоко – мы всегда выдерживаем.
Аппаратчик Ильнур: Просто всегда по-разному получается…
Аппаратчик Алексей: Такая деталь – за месяц было выработано 70 тонн, но перекатано триста и более. Вот эта вот разница….
Начальник цеха: Был месяц такой… Давайте так обсудим, если на это пошло, сегодняшний день. Мы вам платим ночные [в ночные ходят дежурить лишь часть мастеров смен, но по официальному графику числятся все, этим руководство всегда может воспользоваться, заставляя выходить бесплатно сверхурочно. При этом оклад остаётся 10500, индексация не проводится много лет — прим. ред.], аппаратчикам. Мы сегодня вам закрываем по графику сменному, сменный график составляет 23–24 дня, вы работаете по графику 20–21 день. Каждый месяц вы не дорабатываете три дня. Понятно?
Аппаратчик Ильнур: Но фактически за месяц, допустим, два-три «дневника» перекатывают и перегружают огромное количество тонн….
Начальник цеха: Я вам уже говорил, вот Константин Иваныч вам потом покажет расценки. Я не беру месяц июль, там действительно было много перекатано, больше 360 тонн. Что вот эти все перекаты? Если вы хотите восемь [закрытие табеля по восьмичасовому рабочему дню — прим. ред.], полностью на самоокупаемость — подсчитаем тонну продукции, переведём его на деньги, на зарплату, перекаты на такую-то бочку с погрузчиками и без погрузчика и объявим цену. Согласны будете — пожалуйста, мы вас переведём.
Аппаратчик Ильнур: Давайте, подсчитать надо, может, на самом деле лучше будет…
Аппаратчик Денис: Неужели так дёшево?!
Начальник цеха: Мы уже давно подсчитали, с Р-вым, когда он жив был ещё, он привез с «Оргсинтеза» все расчёты, которые отработаны уже веками, и получается, что вы не зарабатываете этих денег, товарищи! Той зарплаты, которая есть даже!
Начальник цеха: Сколько бы ни спорили! (Обращаясь к старшему мастеру) Костя, завтра докажешь! Завтра–послезавтра, как успеешь. Вам кажется только, что вы перетрудились. Недорабатываете, ребята, тех денег, которые есть. Ждать, допустим, 25 тыщ, это, я не знаю... Пока ещё не решаемо.
Аппаратчик Денис: Просто вот... Хотя бы стабильность… Вот идёшь, допустим, покупать…
Начальник цеха (перебивая аппаратчика): …Зарплаты, я вам ещё раз говорю, я вам обеспечивал всегда. Стабильную зарплату, в районе 18–20 тысяч. Из месяца в месяц. Не чистыми деньгами, а теми, что начислены вам, надо всегда судить. Мы платим в пенсионный фонд и другие отчисления делаем, не надо голословно…
Начальница лаборатории (обращаясь к Денису): Сорок процентов ночных за что ты получаешь?
Аппаратчик Денис: Я могу и в ночь работать. В принципе, я не против.
Начальница лаборатории: По-моему, вам и так платят по максимуму, то, что возможно… Юридически. По максимуму. Одна проверка пришла — ты работаешь весь месяц в дневную смену, у тебя закрыт график. Об этом-то тоже надо думать. Люди, между прочим, тоже рискуют, закрывая вам график.
Аппаратчик Алексей: Если щас такой график работы, то у нас людей же не хватит.
Начальница лаборатории: Это другой вопрос. Это другой вопрос!
Аппаратчик Алексей: Если ещё людей набрать, то им тоже же надо будет платить.
Начальник цеха: Вы до сих пор неправильно поняли, и друг друга вы мутите. Шёл разговор о том, чтобы сократить пополам, половину. Мне легче принять четырёх мужиков по десять тысяч, охрану. Так? И держать двух-трёх человек грузчиков. А так — на 30–40 тонн нужны два-три человека всего. В месяц.
Начальница лаборатории (обращаясь к Алексею): Нам нужен план, чтоб окупить твою зарплату.
Начальник цеха: Чтобы зарплату получить, нужен план 120–130 тонн! Всё вам кажется, что вы перегрузили одну-две машины и что должны получить какие-то огромные деньги. Нет, товарищи! Допустим, я могу вас перевести в такие условия — в восемь начали, 15 минут перекур… Обеда даже нету, вы час-полтора сидите обедаете. В четыре часа ушли домой, час не доработали — значит, свои деньги не дорабатываете. В месяц сорок четыре часа. То есть два дня не дорабатываете. Не слишком ли жирно это?
Начальница лаборатории (начальнику): Может, на самом деле так выгодней будет им?
Аппаратчик Алексей: Никогда не было, чтоб мы работу оставляли за собой недоделанную. Мы можем позволить себе посидеть тогда, когда, допустим, остывает у нас продукт.
Начальник цеха: Это знаете что? Не надо покрывать! Давайте не будем каждые минуты считать, так ведь… Перевести вас? Мы подсчитаем. Раз у вас возник такой вопрос.. Завтра попрошу бухгалтерию, подсчитаем. Или в плановом отделе попрошу, чтобы они рассчитали эти нормы. Вот так перевести на сдельщину.
Начальник цеха: Ну посмотрим. Снимаем вредность за это время…. А так, устроить сидячую забастовку, чтоб мне платить ещё больше – товарищи, это не дело. Ещё раз говорю: не устраивает работа – вы работаете по договору. Ищем новую работу. Я понимаю, вы молодые, у вас затраты больше, так ведь? Надо искать, развиваться… В данный момент условие создалось на данном производстве такое! Вот так. Хотя бы, дай бог, сдержать тот уровень зарплаты, который у вас есть. Сегодня, я ещё раз вам говорю, руководство вам скажет, что постепенно они будут стремиться. Какие вопросы? У кого есть? Все согласились, гробовое молчание. Успокоил я вас?
Аппаратчик Ильнур: Наоборот.
Начальник цеха: Так, ясно. Если нет вопросов, то всё.
Выходит из раздевалки
© Журнал «СИЗИФ OF ТРУД»‎
О нас
Интервью
Написать нам