про работу и людей
Протест московских курьеров Delivery Club
5 июня 2020 года у офиса «Delivery Club» состоялась забастовка курьеров, к началу которой приехали журналисты, а также милицейская машина и ПАЗик ОМОНа. Начальство отказалось выйти к толпе недовольных работников и решило принимать всех по одному, из-за чего люди, стоя под проливным дождём, выстроились в очередь к дверям здания, попутно рассказывая о том, что их сюда привело.
Эпидемия коронавируса затронула всю трудовую сферу целиком, и если некоторые из нас имели возможность оставаться два месяца дома, то такие люди, как курьеры, водители такси, врачи, работники экстренных и инфраструктурных служб, сотрудники органов внутренних дел и многие другие каждый день подвергали себя опасности, продолжая работать.
Профессия курьера доступна большинству людей, из-за чего конкуренция за каждое место огромна. Владельцы сервисов-агрегаторов пользуются этим, урезая зарплату работникам и постоянно ухудшая условия труда. Так, показателен случай со смертью 20-летнего парня — Артыка Орозалиева — в Санкт-Петербурге, упавшего замертво с велосипеда после беспрерывной десятичасовой работы. Работа курьеров оценивается по системе «грейдирования персонала». В среднем вы будете понижать свой рейтинг, потому что всегда кто-то будет работать лучше вас. Система выставления заказов не учитывает физические возможности курьера. Например, пеший курьер может получить заказ в ресторане, который находится в 6 километров и куда нужно добраться за 15 минут, иначе — штраф. Незаслуженное депремирование не позволяет людям спокойно работать, а многие и вовсе попадают в кабалу, уходя в минус.

Мы пообщались с участниками забастовки и спросили их о том, что же вынудило их собраться у офиса «Delivery Club».
Можешь рассказать, что поменялось? Что такое «тестовый режим» расширения зон доставки, из-за которого все возмущаются?

— Многие рестораны закрылись, работало всего несколько ресторанов, поэтому зоны доставки решили увеличить, маршруты стали длиннее. Люди стали не успевать физически приезжать вовремя, посыпались штрафы. Вот мы работаем на Речном вокзале, а ехать нам надо на Тушинскую — через пробки просто нереально. Мы же реку не перепрыгнем на машине. У нас же нет на машине крыльев, как у самолётов. Приходят штрафы, доходит до 6 штук в день.
У вас премии бывают вообще?

— Нет, мы вообще забыли, что такое премия. Раньше было, давно. Например, если у тебя маршрут 10 километров, то бонусом 100 рублей тебе дадут. А сейчас такого нет — ты должен ехать 16 или 10 километров без ничего! Даже автокурьером это невозможно сделать, потому что времени совсем мало дают, нужно успеть как можно быстрее привезти.
А отказаться от заказа можно?

— Нет. Когда устраивали на работу, говорили, что заказы будут только рядом с домом. А теперь говорят: все поступающие заказы вы должны принимать. Получается, даже если из Кремля заказ поступит, мы должны работать. А вы сами знаете, какие в Москве пробки, 2 километра проехать — это ещё надо постараться.
СМИ пишут, что зарплата у курьеров увеличилась в два раза за последнее время. Это так?

— В пандемию увеличился объём заказов — это верно, и система раньше хорошо работала, и мы тоже что-то заработать могли. Последнюю неделю мы всё думали, что это какой-то сбой идёт, мы всё это время ждали, поработали три дня, заработали себе много штрафов, ушли в минус, и это уже, оказывается, не сбой, а новая система!
Вам вернули штрафы?

— Вернули за три дня, когда эту новую систему пробовали в тестовом режиме.
Курьер рядом:

— До половины вернули, а остальные нет.
В новостях пишут, что снизили комиссию для новых ресторанов до конца августа и предложили поддержку: каждый клиент может сделать заказ с 20% скидкой. Это на вашей работе отразилось как-то?

— Есть такое, что приём заказов в пятницу или субботу увеличивается и они делают бесплатную доставку. Нам эту доставку не оплачивают. Хоть день работаешь, хоть ночь. Сниженная комиссия на рестораны на нас никак не сказывается.
Ещё пишут про то, что вам удвоили чаевые. Что расскажешь про это?

— Мы сами не знаем, точно ли нам кто-то даёт чаевые, или просто так нам эти деньги капают. Некоторые курьеры вообще говорят, что у них с кошелька деньги пропадают. А мы не можем доказать, как они пропадают.
Что изменилось с наступлением режима самоизоляции?

— Труднее стало получать заказы. Во всех торговых центрах приходится получать через чёрный ход. Заказы персонал очень долго отдаёт, потому что нужно спускаться, например, с 3-го этажа. Пока приготовят, пока спустят, пока отвезёшь, может остыть еда. За это тоже штрафуют.

Вам выдавали средства защиты или вы сами их покупали?

— Выдавали изначально 4 маски и 4 перчатки на две недели. Хватало, в общем, на один день. Остальное приходилось самим покупать. Мы можем за полдня эти перчатки порвать, работа же подвижная. Под конец месяца уже начали давать целые коробки. Нормальные маски начали давать тоже только под конец.

Год назад в «Яндексе» парень умер, слышали?

— Да, в Питере это было. На последней неделе вот дождь идёт — нам не дают паузу, если даже промок или машина сломается, мы не можем закрыть смену. Раньше могли закрыть смену в приложении, а сейчас всё убрали. Даже перерыв невозможно взять. А бывает, и не дают! Пишут: «объём заказов увеличился».
Курьер рядом:

— Последнее время они начали ещё угрожать нам. Оператор мне звонит, у меня 5 минут остаётся до смены, а тут я должен ехать 9 километров за заказом. До ресторана, а потом к клиенту, потом обратно.

Вы что-нибудь слышали о профсоюзе? В новостях пишут, что человека, пытавшегося его организовать, уволили.

— Профсоюз был юридически оформленный, официальный, потом они его отозвали, кому-то угрожали... Уволили лидеров, я тогда был новичком на работе.

— Как вы думаете, что нужно сделать для того, чтобы изменить ситуацию?

— Просто отменить все штрафы, которые за неделю поступили, вот и всё. Больше ничего не требуем.

— Хорошо, спасибо большое вам, желаю удачи!

Мы увидели девушку в жёлтом — единственную представительницу «Яндекс.Еды», которая пришла поддержать своих собратьев.


— В «Яндекс.Еде» лучше условия, чем в «Delivery Club»?

— Немного лучше, чем в «Delivery». Это да. В «Delivery» очень большие штрафы и невыгодные условия.

— Как считаешь, коллективные действия могут повлиять на компанию, на её руководство?

— Ну, я считаю, что, может быть, не такие действия. Забастовка, возможно, повлияла бы, если бы все просто отказались от смены и не вышли на работу. Действительно все — не 50 человек, а большинство или хотя бы половина. Тогда да. А в таком сборе — я не уверена, что будет какой-то результат, кроме негативного. Я вообще переживаю, что ребят начнут засовывать в автобус [ОМОНа — прим. ред.] и увезут, а потом просто уволят и всё. А увольняют очень быстро, за один день, отключат учётку — и всё.

— Тем не менее, разве это не показатель, что трудовая солидарность растёт? Люди начинают осознавать, что…

— Условия создали на этот раз настолько невыносимые, что проще не выходить работать. Дешевле остаться дома.

Как ты оцениваешь место рабочего человека в обществе, в жизни? Те, кто работает, могут ли что-то решить — свои проблемы, проблемы с начальством?

— Если задаться целью, то можно. У нас есть трудовое законодательство. Если не просто уйти и забыть, а заняться этим, пойти в трудовую инспекцию, отстаивать свои права, то можно, да.
На жизнь общества, на экономику, на политику можно влиять?

— Если очень сильно хотеть.

— Как твои коллеги оценивают такие действия?
— Коллеги у нас многие неграмотные не то что юридически. Они в принципе по-русски плохо говорят. Им тяжело отстаивать свои права. У них это самый простой способ прийти и стоять, потому что, естественно, никакого юриста они себе позволить не могут. Никто за них писать ничего не будет.

— Работает больше мигрантов или русских?

— Мигрантов, конечно. Я думаю, что 80% – мигранты.

— А вы какой-то договор заключаете, когда устраиваетесь на работу?

— Вот «Delivery» хитрая компания. Они напрямую к себе никого не устраивают, только через посредников. Ты вроде как устраиваешься в «Delivery», а договор у тебя с какой-то логистической кампанией, там, ООО «Ромашка» какая-то. Если что, то претензии ты им должен предъявлять.

Ты знаешь случаи заражения коронавирусом на работе среди курьеров?

— Да, знаю. «Delivery» проводит тестирование своих сотрудников на коронавирус, и кого выявляют — отстраняют от работы.

Что ты делала до того, как пойти работать курьером?

— До «Delivery» я в декрете сидела с ребёнком.

Я видела фотографию в интернете, там женщина с коляской идёт с этой сумкой квадратной и так работает.

— Я такого не встречала (смеётся).

Это давно было. Насчёт графика, он достаточно гибкий? Сколько рабочих часов получается в день?

— График был достаточно гибкий, да. Ты сам выставлял временные рамки, в которые хотел работать. Не было такого, чтобы они ставили сверх того, что ты просишь. «Яндекс» изначально позиционировал себя как компания, которая предлагает работу рядом с домом, то есть можно было перед учёбой поработать. А потом они сами резко изменили условия. Теперь ты начинаешь работать рядом с домом и уезжаешь чёрт знает куда. Где твоя работа закончится — никто не знает. Успеешь ли ты вернуться обратно к тому времени, как планировал, — тоже не знаешь. Вот из-за этого, собственно, и всё недовольство у людей. Им не нравятся эти большие расстояния, которые теперь приходится преодолевать. Причём за это не доплачивают.

В «Delivery» ввели тестовый режим с увеличением этих зон…
— Он не тестовый, он остался рабочим. Его никто не отменил. Они действительно убрали штрафы за те 3 дня, когда тестировали его. Теперь его ввели на постоянной основе. Автокурьер, например, раньше мог работать в пределах одного района, а теперь берёт заказ, и его могут кинуть за 20 километров. На этот заказ до ресторана он едет за свой счёт, ему за бензин никто не заплатит. И так он может передвигаться по всей Москве.

Если, допустим, нет машины...

— Если нет машины, то тебе еще хуже (смеётся).

Что происходит, если курьер опоздал и от заказа отказались?

— Если клиент отказывается от заказа, нужно утилизировать такой заказ.

А еду себе нельзя оставить?

— Если себе оставишь, то штраф будет.

Там, по-моему, на видео ещё надо снимать…

— Каждый пакетик открываешь, выбрасываешь, чтобы было видно, что там прямо мусорка, не дай бог какая-то газетка будет подстелена. Прямо всё утилизируешь.

Кощунство какое-то.

— Это да, конечно. Картошку выбрасывать жалко (смеётся).

Подобная ситуация с таксистами. У них похожие условия, в плане того, что комиссию поднимают и они перерабатывают. Они очень часто работают 10 часов в день и больше.

— Больше. Ты либо работаешь 15 часов и тогда выходишь в какой-то плюс, либо, если работаешь 10 часов или 8, ты просто не успеваешь даже отбить аренду. Бессмысленно работать, заказов очень мало. До пандемии их, конечно, было больше. Но всё равно вот так круглосуточно работать, чтобы заработать 1,5–2 тысячи рублей…

В этом смысле курьеры из «Яндекса» или «Delivery» могут объединиться с таксистами?

— С таксистами… Если только, может быть, «Яндекс.Такси» с курьерами «Яндекс.Еды» и «Яндекс.Лавкой». У них там похожая система. Наверное, да…

— Может, есть ещё что-то, что ты хотела бы добавить?

— В общем-то, я всё сказала, что хотела.

— Спасибо.
Подходим к толпе курьеров из «Delivery»:

— ...это неуважительное положение. Я считаю, что просто нельзя относиться к людям как к скотам.

Люди могут же осознать себя, свои интересы, своё место в этой ситуации?

— Ты же видишь, кто здесь у нас бастующие: одни ребята с ближнего зарубежья, русских нету. Русские сидят в чатах и ждут. Они боятся. Ты понимаешь, русские боятся. Вот это ужасно на самом деле. Хотя, казалось бы, вот этим [мигрантам — прим. ред.] терять гораздо больше, потому что русский найдёт себе работу, его не уволят по статье, не имеют права.

Эти люди тоже доведены до такого состояния, что…

— А те тоже самое. Те сидят и ждут, русские. Вымирает умение постоять за себя... Они говорят: «Помните, такое уже было, всё равно ничего не изменится».

Сейчас вот люди собрались. Как думаете, будет какое-то решение вопроса?

— Ничего не будет. Оставят новый режим расширения зон доставки, да и поувольняют недовольных, которые сюда пришли. Это как в нашей стране всё. То есть «Delivery» — это мини-государство наше, понимаете, вот и всё.

Ну государство государством, а без курьеров как?

— Ну… Они этим вопросом не задаются. Вот эти уйдут, придут другие. Они так и говорят: если не хотите — не работайте... [курьера прерывает другой журналист]


Несмотря на попытки «Delivery Club» выйти сухими из воды, им не удалось откупиться от курьеров отменой штрафов за три дня тестирования режима расширения зон доставки. Прибыли у «Delivery» растут за счёт изменений условий работы, которая становится невыносимой для курьеров. Кому кризис, болезни и безработица, а кому время для возможностей. И «Delivery» зря время не теряет. «Я понял, что люблю кризисы, люблю, когда есть возможность трансформировать бизнес», — заявил руководитель «Delivery Club» Гюванч Донмез.

Буржуазные СМИ пытаются снизить градус накала, веря словам руководства «Delivery», что заработок курьера сохранился и останется на том же уровне и что с ситуацией разберутся. На деле происходят массовые увольнения несогласных и остаётся новая схема работы с расширением зон доставки, которая вызвала массовое возмущение.

Штрафы начали возвращать в день объявленной забастовки, однако курьеров это не остановило. Курьеры осознают не только необходимость, но и возможность изменения ситуации, у них есть понимание, что для достижения успеха нужно объединяться с другими трудящимися. Это очень важно потому, что у других работников уже есть опыт коллективной борьбы.

Есть опыт таксистов. Есть опыт дворников. Есть опыт забастовок на автомобилестроительных предприятиях во второй половине 00-х — первой половине 10-х. Опыта много, его надо узнавать, изучать и обсуждать. Однако нужно понимать, что сейчас мы наблюдаем углубление кризиса капитализма. Потому никак нельзя продолжать наше попустительское ограничение классовой борьбы редкими протестами, забастовками, чахлыми профсоюзами. Нельзя ограничиваться профсоюзами, из которых мы бежим после первых проигранных стачек или после первых побед, удовлетворившись ими. Это не то, на чём мы должны топтаться, пока наконец-то та или иная группа буржуазии не позовёт нас бороться за её интересы. Мы знаем, к чему это приводит.

Нам долго лгали казённые консерваторы у власти, и мы знаем, чего «хорошего» ждать от либералов. Кризис мировой капиталистической системы уже стал фоновым, но господа хозяева пробили дно. Пролетариат должен осознать себя как альтернативную буржуазии руководящую силу общества. Все трудящиеся, в том числе мелкая буржуазия, должны сплотиться вокруг него, отринув свои прокапиталистические иллюзии. Единство и сознательность трудящихся может и должна стать нашей опорой в жизни. Мы вступаем в эпоху потрясений и катастроф. И мы знаем, как надо бороться с такой грозной перспективой.

© Журнал «СИЗИФ OF ТРУД»‎
О нас
Интервью
Написать нам